Интерпол не будет работать с Казахстаном

>

Казахстан обвинили в использовании Интерпола в качестве инструмента репрессивного давления на диссидентов.

Об этом сообщает Роспрес

Использование баз Интерпола в борьбе отдельных режимов с оппозиционными движениями ставит под сомнение сами принципы сотрудничества демократических стран в этой международной организации. Дело Алмы Шалабаевой может стать аргументом для исключения Казахстана и других диктаторских режимов из Интерпола.



Провозгласив своим базовым принципом борьбу с уголовной преступностью в международном масштабе, Интерпол попал в ловушку, которая заставляет членов этой организации нарушать другой принцип – не принимать участия в политических и религиозных преследованиях (Статья 3 Конституции Интерпола).

Последние запросы от силовых структур Казахстана ярко обнажают не только и не столько проблему отношений между властью и оппозицией в разных странах, сколько проблему незащищенности преследуемых по политическим мотивам в международном масштабе.

Для начала стоит заметить, что не только елбасы делает вид, будто он – демократичный политик. Ни один диктаторский режим не спешит называть себя авторитарным. Даже тоталитарная по своей сути Северная Корея значится на карте как Корейская народная демократическая республика, как и многие африканские и ближневосточные страны, которые по рейтингу Freedom House идут с пометкой «Not free».

Все они пытаются рационализировать политическое насилие и ущемление гражданских прав тем, что смутьяны – меньшинство, которое подрывает стабильность, и вообще – «нет демократии для врагов демократии». Таким образом, Интерпол и другие международные организации часто попадают в щекотливое положение: не выполнить запрос государства-участника на основании того, что «кажется, ваша страна недемократическая», не спровоцировав скандал, довольно сложно.

Тем временем использование баз Интерпола с целью поиска политических оппонентов – практика довольно популярная.

В 2009 году (еще при жизни Уго Чавеса) суд Венесуэлы обратился в Интерпол с просьбой взять под стражу лидера оппозиции страны Мануэля Росалеса. Власти инициировали разбирательство в ноябре 2008 г., во время проходивших в Венесуэле региональных выборов.

От Латинской Америки не отстают и государства СНГ, у которых также свое представление о демократических ценностях и роли этой международной организации. Очень часто власти этих стран прилагают все усилия, чтобы на законных основаниях получить эмигрировавших оппозиционеров и дальше судить их в полностью контролируемых судах.

Так, в Украине власти попытались использовать систему Интерпола, чтобы арестовать сбежавшего в Италию экс-губернатора Арсена Авакова. В результате чего в феврале 2012 года председатели оппозиционных фракций «БЮТ-Батькивщина» и «НУ-НС» даже написали письмо в Генеральный секретариат Интерпола с просьбой отказать правоохранительным органам Украины в его розыске и задержании. Но это не помогло, и Аваков был арестован в Италии.

В контексте России примечательным является дело Петра Силаева, общественного активиста из Москвы, которого задержали в Испании по запросу российского МВД. Оппозиционер был объявлен в розыск по системе Интерпола после участия в демонстрации против уничтожения Химкинского леса. Даже получение Силаевым статуса политического беженца в Финляндии не способствовало тому, чтобы Интерпол признал неправомерное использование своих систем.

Еще одной «демократической» страной, которая пользовалась достижениями глобальной полицейской машины, стала Беларусь, инициировавшая преследование Алеся Михалевича, оппонента Александра Лукашенко на выборах президента в 2010 году.

К сожалению, в деле преследования политических оппонентов наша страна пошла еще дальше…

Так, используя «конъюнктурные» в наше время статьи о терроризме и создании организованной преступной группировки (заметьте – раньше чаще использовалась статья о «разжигании социальной розни»), с помощью Интерпола казахстанские власти требуют ареста оппозиционного политика Муратбека Кетебаева и бывшего акима г. Алматы Виктора Храпунова. В случае же с Мухтаром Аблязовым с помощью международной организации были найдены, экстрадированы и фактически взяты в заложники его жена и 6-летняя дочь.

Напомним, итальянский суд признал действия по депортации жены и дочери Аблязова несправедливыми. Таким образом, итальянские коллеги казахстанских силовиков де-факто стали соучастниками незаконного действия.

Все больше шума поднимается также по делу Муратбека Кетебаева, в запросе на арест которого польские правоохранители увидели политическую составляющую, и по другим резонансным делам, которые не проходят мимо внимания СМИ и мировой общественности.

Интерпол во всех этих действиях против оппозиции все чаще выступает обычным инструментом политической расправы, что свидетельствует о кризисе в международной организации, ставит под сомнение ее репутацию и поднимает вопрос об исключении таких стран, как Казахстан, из состава ее участников.

Вопрос о злоупотреблении Казахстаном базами Интерпола в деле Аблязова/Шалабаевой уже стал предметом обсуждения на ХХІІ ежегодной сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ по инициативе представителя Великобритании (видео сессии, минуты 21:08 – 31:14) в июле этого года.

А сейчас у Интерпола становится еще больше оснований начать процесс внутренних изменений: политические страсти, бушующие в Италии вследствие «скандала Шалабаевой», этому только способствуют. Итальянские чиновники, которых в буквальном смысле подставили казахстанские дипломаты, сделают все, чтобы поправить свою репутацию. Не исключено, что путем инициирования или поддержки предложения исключить Казахстан из Интерпола.

Разрыв с Казахстаном может создать исторический прецедент, который станет началом трансформации этой организации, включая пересмотр целесообразности членства других государств, которые были замечены в злоупотреблениях.

В ином случае международная правоохранительная структура может превратиться в международную сеть поиска врагов развивающихся диктатур.

 

 

ablyazov.org